Судьба российского казачества

Судьбе российского казачества се­годня уделяется особое внимание на самом высоком государственном уров­не. Как писал Владимир Путин в статье «Быть сильными: гарантии националь­ной безопасности для России», опубли­кованной 20 февраля в «Российской газете»: «Сегодня к этому сословию себя относят миллионы наших сограж­дан. Исторически казаки находились на службе у Российского государства, защищали его границы, участвовали в боевых походах русской армии. После революции 1917 года казачество было подвергнуто жесточайшим репрессиям, по сути, геноциду. Однако казачество выжило, сохранив свою культуру и тра­диции. И задача государства — всяче­ски помогать казакам, привлекать их к несению военной службы и военно-па­триотическому воспитанию молодежи».

В 90-е годы, когда российское ка­зачество только начало возрождаться, упорядоченности в его рядах не было. Сегодня в России насчитывается один­надцать войсковых казачьих обществ. Все они окончательно сформированы и занесены в Государственный реестр казачьих войск Российской Федерации.

У каждого казачьего войска несколь­ко отдельских обществ. К примеру, в Центральном казачьем войске России 18 отделов — от каждой губернии Цен­трального федерального округа и Мо­сквы. В Центральное казачье войско входит и Ивановское отдельское каза­чье общество.

Об ивановском казачестве расска­зывает атаман Ивановского отдельского казачьего общества Евгений Аршинов.

Евгений Аршинов атаман Ивановского отдельского казачьего общества

Евгений Аршинов, атаман Ивановского отдельского казачьего общества

Казаки — это те, у кого душа болит за Россию

— Евгений Александрович, как дав­но существует объединение ивановских казаков?

— Мы объединились в 1995 году. Из­начально были общественной организа­цией, а в 2002 году официально вошли в Государственный реестр.

В Ивановском отдельском казачьем обществе 8 первичных организаций — в Иванове и Ивановском районе, Ильин­ском, Шуйском Вичугском, Кинешем-ском, Пучежском, Юрьевецком районах.

На учете в организации состоят пол­торы-две тысячи казаков. Причем чле­нами казачьего общества считаются все члены казачьих семей, включая жен и детей.

Вступить в казачье общество может каждый, кому повелит душа. Нужно только написать прошение и заявление на несение государственной службы. Но главное условие — казаком может быть только православный. Это и в уставе на­шем прописано: православная вера — главное, что нас объединяет.

Все казачьи круги освящает право­славный священник, которого благо­словил на это служение владыка. Если батюшка с круга ушел, его решение считается недействительным. В обла­сти наш отдельский священник — отец Михаил, в каждом хуторе свой духовный наставник.

— Кто у вас долго не задерживается?

— Те, кто приходит с корыстной мыс­лью, кто фильмов насмотрелся и дума­ет, что у казаков всего полно и можно нажиться. А у нас денег нет, и зарплату мы не платим.

Вот есть у нас такой казак Семенихин Владимир Иванович — председатель совета стариков. Сам он из Семиречья, это юго-восточная часть Казахстана, переехал сюда по благословлению па­триарха служить в Николо-Шартомском монастыре. Как обосновался в Шуйском районе, сразу скотину завел. И вот пер­вая корова у него отелилась, и начал он телят казакам бесплатно отдавать: «Вы молоко пейте, но телят не режьте, а от­давайте их точно так же, бесплатно, дру­гим казакам, чтобы и их семьи всегда накормлены были». По такому принципу и живем, помогаем друг другу.

Будет ли в Ивановской области создан льняной кластер

— В каких сферах обычно заняты казаки?

— Практически во всех. Нам бы сей­час банкиров побольше (смеется). Ак­тивно занимаемся сельским хозяйством,

ПРОЕКТ «МНОГОНАЦИОНАЛЬНОЕ ИВАНОВО»

Собираемся арендовать земли для выра­щивания льна и других культур.

Ивановский бизнес №4

Дело в том, что в Ивановской области выращивают лен-долгунец, но хороший урожай бывает раз в четыре года. В от­сутствии надлежащей обработки почвы на полях в основном вырастет только низкономерная льнотреста, из которой трудно получить высокорентабельную продукцию.

Однако сотрудники ивановского Института химии растворов РАН раз­работали технологии, которые позво­ляют использовать в производстве 100 процентов низкономерного льна. Эти технологии были запатентованы и пред­ставлены на различных международных выставках, где получили множество на­град.

На основе этих разработок уже созда­ны или строятся заводы в других регио­нах: в Омске, Алтайском крае, Вологде и Калининграде. Надеюсь, в нашем тек­стильном крае эти инновационные техно­логии тоже найдут своё применение.

Мы могли бы производить медицин­скую вату, биоактивные перевязочные средства, средства индивидуальной ги­гиены, производить ткани и одежду из льнопряжи, полученной методом сухого прядения, а при необходимости можно выпускать продукцию двойного назна­чения (льняную целлюлозу для порохов и ракетного топлива). Из костры можно изготовить пеллеты для топлива, сор­бенты и другие конструкционные мате­риалы.

— Как вы планируете реализовать эти замыслы?

— Три года назад мы создали про­грамму «Лен», собирались запустить ее как пилотный проект в Централь­ном федеральном округе. Ее стоимость оценивалась в 4,5 миллиарда рублей. В программе было прописано, сколь­ко земель нам нужно, сколько заводов по первичной и глубокой переработке льна.

Предложение было одобрено Ака­демией наук. Программу рассмотрел совет при президенте по делам каза­чества. Но на этом всё и закончилось: финансирование программы мы так и не получили.

Поэтому сейчас пытаемся реализо­вать наши планы хотя бы в пределах области.

В год казака уже сажают в седло, а в 17 лет дают шашку

— Расскажите немного о себе. Как вы стали атаманом?

— У нас не принято устраивать офи­циальных церемоний. Казаки собира­ются на круге, и чье имя выкрикивают, тот и становится атаманом. Меня три раза уже выбирали. Я являюсь атама­ном с 2000 года. Так с тех пор и не могу с этих голгоф слезть. За 10 лет совсем седой стал.

— А вы родовой казак?

— Узнать о том, что я родовой казак, было суждено только тогда, когда уже атаманом был — в 40 с лишним лет. Мои дед и бабка были донскими казаками. Когда Бийскую казачью линию делали, им предложили переехать в Сибирь. Обеспечили им бесплатную дорогу, снабдили деньгами, землей и скотиной.

Жили они в селе Сычовка, в 5 км от Белокурихи, в Алтайском крае. Но по­сле революции моих родственников раскулачили. В 40-градусный мороз деда и его братьев раздели до нательно­го креста, дали гармошку, посадили на телегу и вывезли в неизвестном направ­лении. Через два часа вернулись уже без них. Потом ни людей, ни костей не нашли. Детей — а у моего деда их было 12 — выгнали на улицу.

Так что корни мои в Сибири, но сам я ивановский. Мой дядя воевал, во время Великой Отечественной был ранен и ле­чился в Иванове. Мать приехала ему на помощь, здесь и осталась.

В Иванове я женился, у меня родился сын. Сейчас он пучежский атаман.

— Трудно в современном мире при­держиваться казачьих традиций? Вот например, существует такая — годо­валого сына казак должен посадить на коня...

— Это обязательно. Мне было 5 лет, когда я впервые в Сибирь приехал. Меня на коня посадили и через всё село провезли, а встречавшиеся нам люди снимали шапки — казак едет. Вот и моему внуку год исполнится, я его обя­зательно к шуйскому атаману повезу. Только у него есть свои лошади. Вот там я внука в первый раз в седло и посажу. А в 17 лет я ему шашку куплю. Ничто так не дисциплинирует, как оружие.

— Известно, что с особым трепетом казаки относятся к патриотическому воспитанию молодежи…

— Мы всех хлопцев сами в армию собираем. За каждым казачьим войском сейчас в армии свои воинские части за­креплены. У Центрального казачьего во­йска — это знаменитая Кантемировская бригада, она комплектуется из казаков.

Кроме того, планируем в области создать Ивановский казачий кадетский корпус, где хлопцы будут получать об­разование. Кстати, в Шуе будет круглый год функционировать центр боевой под­готовки для молодежи — членов военно-патриотических клубов региона. Сейчас собираемся за опытом в казачий кадет­ский корпус им. Шолохова в Москве — он считается лучшим в России.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *